Воинское искусство – это
важное государственное дело,
основа рождения и гибели, путь
жизни и смерти, и его нельзя
не изучать…
Сунь-цзы ( 5-4 вв. до н.э.)

С доисторических времен и буквально до начала прошлого столетия значение боевых искусств и необходимость их изучения не вызывали вопросов. Во всех странах, во всех культурах «мужи чести и отваги», знать обязательно изучали воинское искусство. У власти были представители древних воинских родов, чьи корни восходили к легендарным воителям древности. Простой люд в своих цеховых сообществах, сельских общинах также практиковал и развивал самобытные прикладные направления. В наше ж время мы видим совсем другую картину…
Среди многих людей, представляющих разные поколения наблюдается бездумное отвержение идеи изучения боевого искусства… Кто-то считает себя «слишком старым» для этого, кто-то думает что более эффективно в наше время приобрести технические средства самообороны, кто-то считает практику боевых искусств несовместимой со своими гуманистскими взглядами, кто-то считает что интеллигентному человеку подобает мыслить и творить, а не потеть в зале, что касается женщин и девушек, то многие считают что им не пристало заниматься чем-то что не относится к фитнесу…

Во всех случаях можно проследить слишком узкое восприятие традиции воинского искусства, к тому же носящее отпечаток различного рода стереотипов, сформированных под воздействием книг, фильмов, журналов, Интернет, и слухов, распространяемых как правило людьми, весьма далекими от боевых искусств. У человека, не общавшегося с представителем Традиции, обилие такой информации создает мешанину из различного рода кусочков, картинок и домыслов. Мы же попробуем просеять эту мешанину через три сита, как учит нас древняя мудрость…

Во-первых для того, чтобы изучать боевое искусство, не обязательно быть суперменом. Нужно понимать, что кинематограф – это индустрия красивых и интересных зрелищ, поэтому там показывают сверхвозможности и сверхдостижения , ведь мало кому будет интересно смотреть на кропотливый труд самого обычного человека, на его борьбу со своими слабостями. Это в кино рослые мускулистые супергерои разбивают стены кулаками, иногда без особой надобности. А в жизни боевое искусство раскрывается тому, кто имеет чистое и твердое намерение его изучать, и не важен пол, рост, возраст и величина мышц. И начинается это постижение с малого. « Путь в тысячи ли начинается под ногами…»

Не нужно также путать традиционное искусство с спортивными направлениями, где вместо бережного, индивидуального подхода к каждому занимающемуся, идет отсев с целью отбора самых здоровых и талантливых и дальнейшая эксплуатация этого здоровья и таланта, с целью получения призов, кубков и грамот… Традиционная система изучается для себя, а не ради славы и признания.

По поводу возраста… Нужно понимать, что в этом моменте ограничения каждый создает себе сам: своим образом жизни, привычками, дисциплиной и состоянием здоровья. Серьезное изучение традиционной прикладной системы начинается с оздоровительных методик, а такую работу можно и нужно начинать в любом возрасте. Методик очень много, и они могут применяться в зависимости от индивидуальных особенностей человека. И очень неразумно считать, что дескать взрослому человеку нелегко выкроить в повседневной суете немножко времени на себя. За это заблуждение приходится платить тем, чего не одолжишь и не купишь – здоровьем.

«… Тянь Кайчжи встретился с чжоуским царем Вей-гуном.
- Слыхал я,- сказал царь,- будто Чжу Шень учил, как надобно продлевать жизнь. Вы, Учитель, с ним общались- что же вы от него слышали?
- Я лишь стоял с метлой у его ворот,- ответил Тянь Кайчжи.- Что же я мог услыхать от Учителя?
- Не отнекивайтесь,- сказал царь,- я хочу это услышать.
- Я слышал однажды,- сказал Тянь Кайчжи,- как Учитель сказал: «Тот, кто умеет продлевать жизнь, похож на пастуха – глядит, какая из овец отстает, и подгоняет ее плетью».
- А что это значит? – спросил царь.
- Был в княжестве Лу,- сказал Тянь Кайчжи,- некий Шань Бао. Жил отшельником, пил одну воду, с людьми не общался. Дожил до семидесяти лет, а цвет лица – как у младенца. На свою беду, повстречался с голодным тигром – и тот убил его и сожрал. А еще был некий Чжан И: этот не пропускал ни хором с высокими воротами, ни лачуг с занавесками вместо дверей. Прожил лишь сорок лет – и умер от внутреннего жара. Шань Бао пекся о внутреннем- а тигр сожрал его внешнее. Чжан И заботился о внешнем- а недуг одолел его внутреннее. Ни тот , ни другой не подгонял того, что у него отставало.»

Предубежденность женского пола против занятий боевым искусством по большей части связана с образом девушки-спортсменки. Т.е. перекачанные руки и ноги, грубый голос, мужская походка, некрасивые, трансформированные кисти рук и, что хуже всего – спортивные травмы. Эти явления следствие того, что девочки, зачастую не осознавая всех последствий, ложат свое здоровье на пьедестал Славы. Злоупотребляют химическими препаратами, перетренировываются, спарингуют, необладая достаточной крепостью. Изучение настоящей традиции подразумевает развитие сильных качеств человека и контроль над слабостями. Красота женщины- это ее сила, показатель здоровья, поэтому уродовать себя, пытаясь догнать мужчину в развитости мускулатуры и разбитости костяшек пальцев и лица, очень глупо. Вообще, не только женщинам, но и мужчинам не лишне понять, что настоящая сила заключается в умении ее применить.

«… Гуньи Бо прославился среди князей своей силой. Танци Гунн поведал о том чжоускому Сюань-вану, и царь, приготовив дары, пригласил удальца к себе. Когда тот явился, Сюань-ван оглядел его: вид немощный, тщедушный… И царь, усомнившись в душе, недоверчиво спросил:
- Какова же твоя сила?
- Силы моей,- отвечал Гуньи Бо,- довольно, чтоб переломить ножку весеннему кузнечику или оторвать крылышко осенней цикаде.
И тогда царь сказал, побагровев от гнева:
- У моих силачей хватит силы, чтобы разодрать шкуру носорога и утащить за хвост девятерых быков – и все же я в досаде на их слабость… Как же это ты, способный лишь переломить ножку кузнечику да оторвать крылышко цикаде, ухитрился прославиться силой на всю Поднебесную?!
Гуньи Бо, глубоко вздохнув, поднялся с циновки и сказал:
- Как хорошо вы спросили, государь! Осмелюсь вам ответить по всей правде. Наставником моим был некий Шан Цю-цзы. Во всей Поднебесной не было равного ему в силе, а ближайшие его родичи об этом и не подозревали. А все от того что он никогда не пускал свою силу в ход. Мне довелось однажды услужить ему, рискуя жизнью, и он мне поведал:
- Все стремятся увидеть невиданное – а ты гляди на то, на что никто не смотрит. Все стремятся овладеть недоступным – а ты займись тем, чем все пренебрегают… Поэтому-то те, что учатся видеть, начинают с того, что смотрят на воз с дровами. А те, что учатся слышать, начинают с колокольного звона. Ведь если кому легко внутри – нет для того и внешних трудностей. Если же нет внешних трудностей – тогда и слава не выйдет за пределы семьи.
Ныне же слава обо мне разошлась среди князей: стало быть, я, обнаружив свои способности, нарушил завет Учителя. И все же слава моя – не в похвальбе своей силой, а в том, что я способен ее проявить.»

Что касается интеллектуалов и гуманистов, то задумывались ли они о том, что все древние искусства, наука, медицина, философия имеют свое начало и подпитку именно в боевых традициях?.. Интересовались ли тем, что основатели древних философских систем сами были выдающимися мастерами боевых искусств, основателями Школ? Можно навести массу примеров, возьмем только древний Китай.

Всем известный основатель Дзен-буддизма Бодхидхарма также является родоначальником буддийских направлений Кунг-фу в Китае, и его имя навеки связано с легендарным монастырем Шаолинь.

Конфуций был основателем школы Кунг-фу, носящей его имя, не говоря о том, что принципы конфуцианства брались и берутся на вооружение различными направлениями боевых искусств.
Также мастерами боевых искусств были известные даосские святые Ле-цзы и Чжуан-цзы… О втором сохранилась замечательная история:

«… Некогда чжаоский царь Вень-ван пристрастился к фехтованию. Фехтовальщики осаждали его ворота, и гостило их у него по три тысячи с лишком. Дни и ночи сражались они перед царем: убитых и раненых за год набиралось больше сотни. Царь же был ненасытен в своем увлечении.
Так минуло три года. Царство стало клониться к упадку, а другие цари принялись строить козни. Наследник престола, опечаленный этим, созвал приближенных и сказал:
- Тысячу золотых тому, кто сумеет отвратить государя от его страсти и убедит расстаться с фехтовальщиками!
- Такое под силу только,- сказали приближенные.
И наследник отправил посланцев с золотом, дабы вручить его Чжуан-цзы. Но тот отказался от подношения. Он отправился в путь вместе с посланцами и, представ перед наследником, спросил:
- Что повелит мне наследник, жалуя тысячу золотых?
- Прослышав о мудрости и проницательности Учителя,- ответил наследник,- я с почтением преподнес тысячу золотых на дары вашей свите. Но вы не приняли подношения – о чем же теперь я посмею вас просить?
- Слышал я,- сказал Чжуан-цзы,- что наследник хотел бы с моей помощью отвратить царя от его пристрастия. Но если я, увещевая великого царя, пойду наперекор царской воле, а в то же время не сумею угодить и вам, меня ожидают казнь и погибель. На что тогда мне деньги? Если же мне удастся отговорить великого царя, а тем самым угодить и вам – царство Чжао даст мне все, чего ни пожелаю.
- Все это так,- сказал наследник.- Но государь наш допускает к себе одних лишь фехтовальщиков.
- Вот и отлично,- сказал Чжуан-цзы.- Я неплохо фехтую.
- Так-то оно так,- сказал наследник,- а только у всех фехтовальщиков, которых принимает государь, волосы взлохмачены, торчат куда попало, шлемы сдвинуты набекрень, завязки на шлемах – из грубого шелка, без всяких узоров, полы одежды подвернуты сзади, взгляд злобен, речь косноязычна. А царю как раз такие и нравятся. Если Учитель предстанет перед государем в одеянии ученого, это только погубит все дело.
- Тогда позвольте, я изготовлю себе платье фехтовальщика,- сказал Чжуан-цзы.
Три дня он мастерил себе платье, после чего явился к наследнику, а тот отправился с ним к царю. Царь ждал их с обнаженным мечом.
Чжуан-цзы вошел в двери царских покоев не спеша, увидев царя – не поклонился.
- Чему же ты хочешь меня научить?- спросил царь.- Покажи это прежде наследнику.
- Слышал я,- сказал Чжуан-цзы,- что великий государь увлекается фехтованием,- поэтому и явился к вам.
- А хорошо ли владеешь мечом?- спросил царь.
- Могу через каждый десяток шагов убить по человеку,- ответил Чжуан-цзы,- и через тысячу ли – на мече ни единой царапины.
- Да тебе нет равного в Поднебесной!- воскликнул восхищенный царь.
- Когда сражаюсь,- сказал Чжуан-цзы,- кажусь уступчивым – но жду удобного момента, отстаю в выпаде – зато опережаю в ударе. Хотел бы с кем-нибудь помериться силами.
- Вы, Учитель, пока отдохните,- сказал царь.- Ступайте в свои покои и ждите моего повеления. А я прикажу устроить состязания и приглашу вас.
И царь принялся отбирать фехтовальщиков. За семь дней убитых и раненых набралось более шести десятков. Отобрав пять-шесть человек, царь тут же, перед дворцом, повелел вручить им мечи и послал за Чжуан-цзы.
- Сегодня же испытаем – кто лучше владеет мечом,- сказал царь.
- Давно этого жду,- сказал Чжуан-цзы.
- Какой длины меч вас устроит?- спросил царь.
- Любой сгодится, какой ни дадите,- отвечал Чжуан-цзы.- Но у меня уже есть три меча – пускай государь сам выберет один из них. Позвольте прежде о них рассказать, а уж после испробуем.
- Охотно послушаю,- сказал царь.
- Первый из них,- сказал Чжуан-цзы,- меч Сына Неба, другой – княжеский меч, а третий – меч простолюдина.
- Каков же меч Сына Неба?- спросил царь.
И Чжуан-цзы сказал так:
- Мечу Сына Неба лезвием служат долина Яньси и горы Шичэн, а острием – гора Тайшань. Цзинь и Вэй – его ребра и грани, Хань и Вэй – рукоять, Сунн и Чжоу – кольцо на эфесе. Его портупея – Бохайский залив, подвески на поясе – горы Чаншань. Варвары служат ножнами ему, четыре сезона – оберткой. Он укрощает пять стихий, распределяет наказанья и награды и разделяет Тьму и Свет, его питают весна и лето, а осень и зима – пускают в ход. Направишь этот меч вперед – никто перед тобой не устоит. Подымешь вверх – ничто не уцелеет наверху. Опустишь вниз – ничто внизу не уцелеет. Взмахнешь мечом – и рядом никого. Вверху рассекает плывущие тучи, внизу сокрушает земные устои. Пусти его в ход – и князей усмиришь, и вся Поднебесная будет твоей. Вот каков меч Сына Неба!
- А каков же княжеский меч?- спросил ошеломленный царь.
- Лезвие княжеского меча – мужи рассудка и отваги. Его острие – мужи чести и бескорыстия. Его ребра и грани – мужи достойные и благородные. Его рукоять – храбрецы и герои, а кольцо на эфесе – мужи мудрые и преданные. Направишь этот меч вперед – никто перед тобой не устоит. Подымешь вверх – ничто не уцелеет наверху. Опустишь вниз – ничто внизу не уцелеет. Взмахнешь мечом – и рядом никого. Вверху – он подобен округлому небу и тем приводит к послушанию три разновидности светил, внизу – подражает квадратной земле, и послушны ему все четыре сезона; посреди – согласуется с волей народа и умиротворяет соседей. Пусти его в ход – и будто прогремят раскаты грома, и в четырех пределах все покорны и повинуются повелениям государя. Вот каков княжеский меч!
- Каков же меч простолюдина?- спросил царь.
- Мечом простолюдина,- сказал Чжуан-цзы,- владеют те, у кого волосы взлохмачены, торчат куда попало, шлемы сдвинуты набекрень, завязки на шлем ах – из грубого шелка, полы одежды подвернуты сзади, взгляд злобен, речь косноязычна. Они сражаются друг с другом перед вами. Вверху – перережут горло и шею, внизу – искромсают печенку и легкие. Таков меч простолюдина, чье искусство ничем не отличается от драк бойцовских петухов. В любой день жизнь его может прерваться – без всякой пользы для государства. Ныне же вы, великий государь, занимая место Сына Неба, увлеклись мечом простолюдина. По моему ничтожному суждению вам следует им пренебречь.
Царь повел Чжуан-цзы в пиршественный зал. Стольник подавал кушанья – но царь, не притрагиваясь к ним, трижды отсылал их дальше.
-Успокойтесь, государь,- сказал Чжуан-цзы,- придите в себя: ведь я уже все рассказал о мечах.
После этого Вэнь-ван три месяца не выходил из дворца. А фехтовальщики – все, кто где был – покончили с собой!»

Нашим современникам, которые пребывают в иллюзорном благополучии и считают, что сегодня не с кем сражаться, и боевые искусства не актуальны, следует внимательно взглянуть на себя и свою жизнь и понять, сколько врагов на деле было, есть и будет у человека. Это Лень, Праздность, Глупость, Самолюбие, Тщеславие, Слабость, Трусость, Обжорство, Похоть, Алчность и т.д. и т.п.
Это они лишают нас воли, ввергают в различные неприятности, превращают в низменное животное. Это они – источник всех бед и болезней. Недаром в древности говорили: «Кто побеждает других – силен, кто побеждает себя – воистину могуч…»
Традиционное боевое искусство – это путь дисциплины и человечности, путь Знания. Оно дает человеку умение и оружие для борьбы со своими истинными врагами и помогает обрести Мудрость.

This entry was posted on Четверг, Март 3rd, 2011 at 3:11 пп and is filed under Боевые искусства, Вин Чун, ЗДОРОВЬЕ, Оздоровительные методики. You can leave a comment and follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed.

Leave a Reply

PHVsPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZHNfcm90YXRlPC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX2ltYWdlXzE8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vd3d3Lndvb3RoZW1lcy5jb20vYWRzL3dvb3RoZW1lcy0xMjV4MTI1LTEuZ2lmPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfaW1hZ2VfMjwvc3Ryb25nPiAtIGh0dHA6Ly93d3cud29vdGhlbWVzLmNvbS9hZHMvd29vdGhlbWVzLTEyNXgxMjUtMi5naWY8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9pbWFnZV8zPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3d3dy53b290aGVtZXMuY29tL2Fkcy93b290aGVtZXMtMTI1eDEyNS0zLmdpZjwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX2ltYWdlXzQ8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vd3d3Lndvb3RoZW1lcy5jb20vYWRzL3dvb3RoZW1lcy0xMjV4MTI1LTQuZ2lmPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfaW1hZ2VfNTwvc3Ryb25nPiAtIGh0dHA6Ly93d3cud29vdGhlbWVzLmNvbS9hZHMvd29vdGhlbWVzLTEyNXgxMjUtNC5naWY8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9pbWFnZV82PC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3d3dy53b290aGVtZXMuY29tL2Fkcy93b290aGVtZXMtMTI1eDEyNS00LmdpZjwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX3VybF8xPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3d3dy53b290aGVtZXMuY29tPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfdXJsXzI8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vd3d3Lndvb3RoZW1lcy5jb208L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF91cmxfMzwvc3Ryb25nPiAtIGh0dHA6Ly93d3cud29vdGhlbWVzLmNvbTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX3VybF80PC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3d3dy53b290aGVtZXMuY29tPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfdXJsXzU8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vd3d3Lndvb3RoZW1lcy5jb208L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF91cmxfNjwvc3Ryb25nPiAtIGh0dHA6Ly93d3cud29vdGhlbWVzLmNvbTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FsdF9zdHlsZXNoZWV0PC9zdHJvbmc+IC0gY3JlbWUuY3NzPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYXV0b19pbWc8L3N0cm9uZz4gLSBmYWxzZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2NhdF9uYXZfMTwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl8xMjwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl8xMzwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl8xOTwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl8yMDwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl8yNTwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl8zNDwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl8zNTwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl8zNjwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl80MDwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl80MTwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY2F0X25hdl83PC9zdHJvbmc+IC0gZmFsc2U8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19jYXRfbmF2Xzg8L3N0cm9uZz4gLSBmYWxzZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2NvbnRlbnQ8L3N0cm9uZz4gLSBmYWxzZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2NvbnRlbnRfYXJjaGl2ZXM8L3N0cm9uZz4gLSBmYWxzZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2N1c3RvbV9jc3M8L3N0cm9uZz4gLSA8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19jdXN0b21fZmF2aWNvbjwvc3Ryb25nPiAtIDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2ZlZWRidXJuZXJfdXJsPC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fZ29vZ2xlX2FuYWx5dGljczwvc3Ryb25nPiAtIDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2hvbWVfaGVpZ2h0PC9zdHJvbmc+IC0gMTAwPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29faG9tZV9wb3N0czwvc3Ryb25nPiAtIDE5PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29faG9tZV90b3A8L3N0cm9uZz4gLSBBYm91dDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2hvbWVfd2lkdGg8L3N0cm9uZz4gLSAxOTc8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19sb2dvPC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fbWFudWFsPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3d3dy53b290aGVtZXMuY29tL3N1cHBvcnQvdGhlbWUtZG9jdW1lbnRhdGlvbi9hYnN0cmFjdC88L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19wYWdlX2V4PC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fcG9wdWxhcjwvc3Ryb25nPiAtIDM8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19yZXNpemU8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fc2hvcnRuYW1lPC9zdHJvbmc+IC0gd29vPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fdGhlbWVuYW1lPC9zdHJvbmc+IC0gQWJzdHJhY3Q8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb190aHVtYl9oZWlnaHQ8L3N0cm9uZz4gLSA3NTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3RodW1iX3dpZHRoPC9zdHJvbmc+IC0gNzU8L2xpPjwvdWw+